Главная страница > История > УралЗИС-355М. Джентльмен удачи

УралЗИС-355М. Джентльмен удачи

«УралЗИС-355М» блеснул в знаменитых «Джентльменах удачи», но в истории советского автопрома остался, пожалуй, самым неизвестным среди серийно выпускаемых грузовиков.
22.02.2018
926
Премия "Мировые Автомобильные Компоненты" - 2018
view counter

Анатолий Титков, главный конструктор Урала, УралЗИС, УралЗИС-355МНаш журнал продолжает цикл исторических публикаций о наиболее выдающихся и наиболее интересных автомобилях отечественного автопрома. В преддверии 60-летия запуска «УралЗИС-355М» в серию пролить свет на все этапы его непростой биографии мы попросили Анатолия Ивановича Титкова, в 1952 году ставшего главным конструктором этого грузовика, а в 1960 году – и главным конструктором всего Уральского автозавода.

УралЗИС, ЗИС-5, ЗИС-5М, УралЗИС-353, УралЗИС-355, УралЗИС-355М, Анатолий Титков, Урал-375, трехтонка, Уральский автозавод

– Анатолий Иванович, каким образом Вы попали на Уральский автозавод и успели ли где-то поработать до этого?

– Окончив летом 1947 года Сибирский автодорожный институт, я по семейным обстоятельствам был вынужден на некоторое время остаться в родном Омске и, как увлекавшийся еще во время учебы двигателестроением, устроился на 29-й авиамоторный завод имени Баранова. Причем хотел попасть в группу газотурбинных двигателей, которые тогда только начинали создавать, но меня за недостатком опыта зачислили в группу двигателей поршневых, определив в бюро насосов. В нем на тот момент числилось 12 конструкторов, но не было никакой конструкторской работы – коллеги коротали время за чтением технической и художественной литературы. Меня подобное положение дел не устроило, я попросил о переводе и получил назначение технологом на испытательную станцию.

Там у меня произошел интересный случай, благодаря которому довелось лично познакомиться с самим Андреем Николаевичем Туполевым. Испытательная станция занималась повышением ресурса 1400-сильного двигателя АШ-82 с двойным звездообразным расположением 14 цилиндров. Так вот, разработчики стремились в ходе ресурсных стендовых испытаний добиться от него 200 часов бесперебойной работы вместо установленных 150 часов, но в последнем 30-минутном режиме выхода из пикирования на дефлекторах появлялись трещины. Я обратил внимание, что двигатель жестко крепится к испытательному стенду, тогда как на самолете он стоит на амортизирующих подушках, препятствующих возникновению резонанса. Руководителю нашего завода мои доводы показались дельными, и я с целью изложить суть проблемы вместе с начальником испытательной станции был отправлен к Туполеву на находящийся буквально через забор авиационный завод №166, выпускавший бомбардировщики Ту-2. И там вместе с одобрением Туполева мы получили четыре амортизирующих подушки. Поставили на них испытуемый двигатель, и он спокойно отработал требуемые 200 часов!

Кстати, никто из сотрудников не выдерживал на испытательной станции более полугода – из-за постоянного рева мощнейших авиадвигателей очень быстро начинал ухудшаться слух. Этот недуг отчасти коснулся и меня, хотя я проработал там лишь четыре с половиной месяца. Потому что после вместе с женой все же смог выехать в Миасс на выбранный по окончании института Уральский автомобильный завод имени Сталина. Именно выбранный – я получил красный диплом, а потому был волен сам определяться с местом будущей работы. Правда, в предлагаемых вариантах ни ЗИСа, ни ГАЗа не значилось, а были Уральский, Ульяновский и только строящийся тогда Новосибирский автозаводы, а также несколько предприятий, выпускающих комплектующие.

УралЗИС, ЗИС-5, ЗИС-5М, УралЗИС-353, УралЗИС-355, УралЗИС-355М, Анатолий Титков, Урал-375, трехтонка, Уральский автозавод

– Как Вас встретили на новом месте работы? Остались какие-то воспоминания о первых днях в Миассе?

– В Миасс я приехал 10 ноября 1947 года. «УралЗИС», будущий «УралАЗ», тогда выпускал ЗИС-5 – слегка облагороженный ЗИС-5В, который, впрочем, по-прежнему изготавливали в значительно упрощенном варианте. Здесь же для этих автомобилей делали рамы, двигатели, коробки передач, мосты и другие агрегаты. Годовой выпуск составлял порядка 25 тыс. грузовиков.

Прямо с поезда я явился в заводоуправление. И чуть было не уехал обратно в Омск – замещавший убывшего в командировку главного инженера начальник производства Бейлин, прочитав в трудовой книжке запись о моей работе на испытательной станции, сразу предложил мне должность заместителя начальника цеха испытаний моторов. Эта должность открывала хорошие перспективы и гарантировала очень достойный оклад. А цены на рынке Миасса, надо сказать, по сравнению с Омском в то время были просто грабительские: булка хлеба стоила 400 рублей! Тем не менее я, чувствуя за собой недостаток опыта, а главное, желая заниматься конструированием, отказался. Бейлин настаивал – мы с ним ни о чем не договорились, и, выйдя из его кабинета, я сказал ожидавшей меня жене, что, судя по всему, придется возвращаться туда, откуда приехали.

И тут мне улыбнулась удача: в приемную вошел директор «УралЗИСа» Иван Флегонтович Синицын. Узнав, кто я такой и зачем пришел, он пригласил пройти в свой кабинет и после собеседования распорядился принять меня на работу в конструкторский отдел. Более того, Синицын, к моему немалому удивлению, распорядился выделить нам с женой однокомнатную квартиру! А заодно стол, четыре табуретки, чашки, ложки, вилки, 100 кг картошки и 50 кг квашеной капусты. Квартира была просто царским подарком. Сейчас уже мало кто помнит, что тогда завод располагался, по сути, в чистом поле, в 12 км от города и в 6 км от ближайшей железнодорожной станции Миасс. Недалеко от заводских корпусов силами пленных немцев только строился поселок, в котором насчитывалось всего несколько готовых домов в два-три этажа.

Правда, в столь неожиданно полученной квартире мы с женой так и не справили новоселье: отказались от нее, узнав, что эта жилплощадь предназначалась начальнику цеха шасси, который ждал новоселья уже несколько лет, ютясь в коммуналке с женой и ребенком. Так что в коммуналке в результате оказались мы, получив от руководства заверения, что нам тоже выделят отдельную квартиру, как только обзаведемся детьми.

УралЗИС, ЗИС-5, ЗИС-5М, УралЗИС-353, УралЗИС-355, УралЗИС-355М, Анатолий Титков, Урал-375, трехтонка, Уральский автозавод

– На каких должностях Вы работали и над чем трудились, прежде чем стали главным конструктором перспективного грузовика?

– Оформившись на завод, я получил должность старшего конструктора отдела двигателей. Через два года, в 1949-м, стал ведущим конструктором, а в 1951-м – начальником КБ двигателей.

Моей первой серьезной работой стало проектирование одноцилиндрового двигателя. Он предназначался не для автомобиля, а в качестве стендового для подбора оптимальных фаз газораспределения, то есть для подбора момента открывания и закрывания впускных и выпускных клапанов, а также для выбора оптимальной камеры сгорания и всасывающих каналов. Сложность заключалась в том, что электронных счетно-вычислительных машин тогда не было, и кропотливая работа по расчету профиля кулачка распредвала с помощью арифмометра и логарифмической линейки занимала очень много времени. Через два месяца расчеты наконец были готовы, но в экспериментальном цехе никто не отваживался взяться за изготовление кулачков – ссылались на недостаток опыта. В итоге их изготовил самый опытный инструментальщик Дмитрий Семенович Стрелкин. Это был высококлассный специалист, в 1966 году удостоившийся звания Героя Социалистического Труда.

Результат создания одноцилиндрового двигателя – подбор оптимальных углов открытия и закрытия клапанов и камеры сгорания на серийном моторе ЗИС-5, что впоследствии сыграло немалую роль вместе с другими мероприятиями в увеличении его мощности с 76 до 85 л.с.

Не менее сложной задачей оказалась следующая модернизация двигателя, ставшая для меня как для начальника КБ серьезным испытанием. В 1951 году вышло постановление о снижении в выпускаемой продукции количества олова на 70%. В автомобиле оно использовалось в основном в двигателе: коленчатый и распределительные валы, шатуны и шестерни – все вращались на баббитовых подшипниках. А основа баббита, как известно, олово. Срок исполнения постановления – до конца года. Подпись – товарища Сталина. То есть, если не выполнишь, последствия будут радикально тяжелыми.

Взялись за работу. В результате в модернизированном двигателе коленвал и шатуны стали вращаться на тонкостенных вкладышах, поставляемых по кооперации, а всю гитару шестерен удалось пересадить на подшипники качения. Последнее, конечно, несколько увеличило шумность, но в ту пору на это никто не смотрел. Таким образом, постановление мы не только выполнили, но и перевыполнили: в двигателе оловянных сплавов фактически не осталось.

Вскоре после этого, в июле 1952 года, меня назначили на должность заместителя главного конструктора. И почти сразу я стал главным конструктором будущего «УралЗИС-355М». Правда, в ту пору он назывался «УралЗИС-353».

УралЗИС, ЗИС-5, ЗИС-5М, УралЗИС-353, УралЗИС-355, УралЗИС-355М, Анатолий Титков, Урал-375, трехтонка, Уральский автозавод

– Как и исходя из чего складывался технический облик перспективного грузовика?

– Справедливости ради должен сказать, что созданием нового грузовика для замены ЗИС-5 завод занимался с 1947 года. Помню, когда только устроился на работу, на стенах КБ уже висели наброски будущего автомобиля. Их делал Борис Васильевич Рычков, придумавший внешность и «УралЗИС-355М», и, впоследствии, «Урал-375». Понятно, что должности дизайнера тогда по штату не полагалось – Рычков числился ведущим конструктором бюро кабин и кузовов.

Как я уже сказал, в 1952 году меня назначили главным конструктором перспективного грузовика, получившего обозначение «УралЗИС-353» – как раз незадолго до этого НАМИ ввел новую отраслевую нормаль, согласно которой нашему заводу выделили порядковые номера моделей с 350 по 399. Так вот, к этому моменту уже были построены несколько серий опытных автомобилей, по сути – макетных образцов: «УралЗИС-5М1», «УралЗИС-5М2» и другие. Они получили стальную кабину с наклонным ветровым стеклом, электропривод стеклоочистителей вместо пневмопривода, более удобный доступ к двигателю и увеличенную с 3 до 3,5 т грузоподъемность. Но при этом из-за увеличения на 750 мм длины бортовой платформы автомобили стали на полметра длиннее и на 650 кг тяжелее. В целом было понятно, что опытные образцы пятой серии недотягивают до технического уровня своего времени.

Конструкцию автомобиля еще можно было усовершенствовать, но сложность заключалась в том, что штампы для производства новой цельнометаллической кабины в то время могли изготовить только ГАЗ и ЗИС. А ЧКПЗ, поставлявший нам штамповку, в год был способен сделать штампы на 2–3 крупных детали, тогда как нужны были штампы на более чем полтора десятка деталей.

И тут будущему «УралЗИС-355М» в первый раз улыбнулась удача. В 1952 году по доносу был разгромлен конструкторский отдел Горьковского автозавода. И его главного конструктора Андрея Александровича Липгарта, пятикратного лауреата Сталинской премии, сослали на «УралЗИС» старшим конструктором...  

Продолжение интервью с Анатолием Ивановичем Титковым - в электронной версии журнала "Спецтехника и коммерческий транспорт" №1, 2018.

УралЗИС, ЗИС-5, ЗИС-5М, УралЗИС-353, УралЗИС-355, УралЗИС-355М, Анатолий Титков, Урал-375, трехтонка, Уральский автозавод




x
Вход на сайт
x
Регистрация
Информация об учетной записи
Существующий адрес электронной почты. Все почтовые сообщения с сайта будут отсылаться на этот адрес. Адрес электронной почты не будет публиковаться и будет использован только по вашему желанию: для восстановления пароля или для получения новостей и уведомлений по электронной почте.
User Roles
Юридическая информация
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
Image CAPTCHA
Введите символы с картинки
x
Новостная рассылка

С нами уже 929 профессионалов

CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
Image CAPTCHA
Введите символы с картинки